Суббота, 21.10.2017, 22:34Читайте, комментируйте, спрашивайте.
Главная » Статьи » книги

Диалоги с Адалло-2, ч.18

      -  Дорогой Адалло! Если не устал, то самые трудные вопросы я оставил по финал нашей беседы. Когда я работал в Трабзоне по приглашению медицинского факультета Университета, ездил по Турции и встречался и с турками дагестанского происхождения. Много услышал и познал. Понял, где бы ни жил дагестанец, он тоскует по Дагестану, гордится, что он дагестанец. Мне рассказывали о завещаниях первых мухаджиров из Дагестана. Некоторые из них просили прощения у Всевышнего, а сыновей просили хоронить их с повернутой в сторону Дагестана головой. Непостижимо это нашему поколению, но таковы были те диктаторские режимы, когда всюду видели врагов. Тогда невозможно было ни одному дагестанцу из Турции посетить Дагестан. Его причислили бы к врагам и шпионам, может, и сгноили бы в тюрьме. Я долго об этом говорю, ибо это было моим первым, хотя и запоздалым, прозрением. В этой связи мне были интересны твои соображения и взгляды.

 

      - Согласен, дагестанец всегда тоскует по родине. Но это чувство присуще не только ему. И еще, ты извини меня, но верить рассказам о завещаниях первых мухаджиров мне трудно. За что они просили прощения у Всевышнего непонятно. И  просьбы своим сыновьям хоронить их с повернутой в сторону Дагестана головой, звучит просто антиисламски. Видимо, все это ты слышал от турецких коммунистов-аваров, я тоже с ними как-то встречался.

 

      - Есть ли что-то общее и отличное в дагестанцах вне зависимости от их места жительства?

 

     - На мой взгляд, не только дагестанцы, но и все народы Шимали (Северного) Кавказа ничем, кроме языков, не отличаются друг от друга и дома (на Кавказе), и всюду в мире.

 

     - Дагестан пережил в своей истории много драматических и даже трагических периодов. Тем не менее, на мой взгляд, сохранил что-то важное, сущностное. Но и потерянного нами на этих ухабах немало. Услышать бы твои раздумья об этом.

 

      - Недавно умер мой один сирийский друг, выходец из Гумбетовского района Мухаммад-Нур.  Он часто приезжал  в Дагестан и как-то  однажды в беседе со мной сказал, что если бы они (сирийцы) были подвергнуты в течение всего трех-четырех лет большевистским насилиям, выпавшим  на долю дагестанцев более семидесяти лет, то, мол, сегодня в их  стране не остался бы ни один мусульманин и вряд ли мы встретили бы порядочного человека. При этом Мухаммад-Нур имел в виду стойкость  соплеменников на его исторической родине. Скорее все это и есть то,  о чем ты  говоришь – сохраненное «сущностное и важное». Да, потерянного нами на ухабах истории тоже хватает.  Что поделаешь, «не потеряв, не приобретешь», - сказал некий философ.

                  

      - Почему, по-твоему, дагестанец, генетически воспитанный на чести, почтении, скромности, мудрости и учености проживает свою жизнь во лжи, лести, взяточничестве, алчности, пьянстве, разврате, озлобленности, в убийствах, кражах и прочих пороках бытия? Ведь доля порочности в жизни современного Дагестана, к сожалению, очень высокая. Что же делать? Нельзя же останавливаться лишь на констатации нравственной деградации общества? Нужны ведь и лечебные меры для избавления от этой глубинной изъязвленности совести! Знаю, что ты всю жизнь размышлял над этими фундаментальными категориями. Тем ценнее будут не приглаженные и даже не всегда удобные твои взгляды. Иные сберегли человеческое достоинство даже в концлагерях. Поклон этим известным и неизвестным Гигантам Духа. Но почему же сегодня, в том числе и дагестанцы,  терпят по отношению к себе оскорбительный окрик непосредственного начальника? Почему потомки отважных предков не стесняются лобзать власть имущих? Откуда у немалой части современных мужчин это административное рабство?

 

    - Видишь ли, Мухаммад,  «Современное государство – это враг достойного, уважающего себя, прямо ходящего и не склоняющего головы человека. Такой человек органично носит оружие (носил во все века!), а государство запрещает ему это делать, оставляя право на оружие только себе. Современное государство – это унисекс, который имеет собственную шкалу приоритетов. Унисекс борется с мужчинами, беря в союзники худшие проявления женской стихии». Продолжаю – «В мире осталось три главных цитадели настоящих мужчин. Это Афганистан, Балканы и Кавказ. Все три в ходе последних лет стали  объектом разрушительной агрессии и геноцида со стороны Системы…», «Кавказ, однако, даже среди этих трех – место особое. Именно поэтому современное российское государство, ненавидящее в силу своей бюрократической сути мужчин любой расы и национальности, вошло в жесткий клинч с Кавказом». И дальше – «Подобная Афганистану и Балканам, кавказская «горячая точка» носила бы характер классического конфликта цивилизаций, если бы не одно «но»: существование внутрироссийской кавказской диаспоры. Этот факт переносит противостояние кремлевской бюрократии и кавказцев в сферу конкретной политики. Подобно тому, как в 17-м году Ленин обнаружил  естественный кадровый ресурс большевизма в лице евреев, расселившихся по Российской империи с началом империалистической войны…».

   Эти цитаты мною извлечены из статьи Г. Джемаля «Кавказский человеческий тип в современном мире». Думаю,  что за меня он достаточно  ясно ответил на твой вопрос – «откуда это административное рабство?».

 

      - Мы договорились беседовать до рассвета!  Часто просвещенные люди цитируют бессмертные слова немецкого священника Мартина Нимёлера о фашизме и фашистах в Германии. «Сначала они взялись за коммунистов, но я не выступил в их защиту, потому что не был коммунистом. Потом пришла очередь евреев и я вновь промолчал,  потому что не был евреем. Потом пришли за католиками, но я был протестантом. Наконец, они пришли за мной, но к тому времени уже не осталось никого, кто бы поднял голос в мою защиту». По-моему, все советские люди жили по принципу: «Моя хата с краю». Наверное, потому миллионы наших соотечественников оказались в концентрационных лагерях НКВД-КГБ?  

       

      - Здесь ты сам достаточно полно ответил на свой вопрос. Спасибо! От себя добавляю  то, что принцип «моя хата с краю» очень удобен власть предержащим. Они совершенно спокойно разгоняют  людей по хатам и нагло властвуют над ними. Вот и все.

 

      - Другое мнение и иной взгляд на эту же тему. Без советской власти я и миллионы других крестьянских детей не могли бы стать врачами, учеными, инженерами, учителями, ибо тогда от них и их родителей не требовали многомиллионные взятки для поступления в ВУЗы, как это с абсолютным бесстыдством делают в нынешней России и  в нашем Дагестане. Кстати, в Турции давным-давно введен Единый Государственный Экзамен и публикации оценок в центральной государственной газете является обязательной. Молодые люди в зависимости от своих оценок (никакая взятка и ни один чиновник на оценки турецких школьников не может повлиять!) может выбирать не только Университет и факультет в Турции, но и в Германии и в других странах.  Образование в Турции на несколько ступеней выше и качественнее, чем в России. В турецких школах изучают Чехова, Достоевского, Толстого, Айтматова и других наших писателей. В то же время, дагестанско-турецкую школу в Махачкале не раз в СМИ голословно обвиняли в выращивании шпионов. Вероятно, это для прихватизации добротного здания этой замечательной школы. В России ни один школьник, ни один студент и ни один интеллигент не знает произведений турецких писателей, разве что Назима Хикмета слышали, и то по причине его коммунистических взглядов. Каким тебе представляется образование в России, в Дагестане и твой взгляд на предстоящие реформы образования с подушной оплатой труда учителей. Не погибнет ли образование в аулах и кутанах Дагестана, где в основном малокомплектованные школы?

 

      - Мухаммад, по-моему ты сам достаточно убедительно и ясно ответил и на этот вопрос. В Турции, как ты согласишься со мной, не было СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ. Не было также там правящей КОММУНИСТИЧЕСКОЙ ПАРТИИ. Может, именно в этом и причина такой разницы в образовании у нас и у них? Что же касается поступления в ВУЗы в советское время, были ли тогда взятки или нет – пусть читатель сам на это ответит. Согласен, такого массового холуйства, алчности, ненасытности не было. Имея знания и способности, можно было поступить совершенно без взяток и знакомств. Но таких было единицы!

 

     - Говорят, что сон – это нереализованные надежды дня. Вижу себя летающим, а чаще – почти в 90% я оказываюсь во сне в родном ауле Гаквари Цумадинского района. Кстати, село расположено в центре всех чамалинских аулов: Гигатли, Гадири, Гигатли-урух, Агвали, Кочали, Гигих, Цедатли, Ричаганих, Цумада. Вроде столица. В былые времена сюда на конях отовсюду приезжали на пятничную молитву, ибо тут самая большая и очень красивая мечеть. Куда тебя несет сон? Посещают ли стихи во сне?

     - Еще 46 лет тому назад я писал «Балладу о сновидениях». Переведена она на русский язык поэтом П. Кошелем и опубликована вместе с оригиналом в книге «Воспоминания о любви» (ДКИ 1986 г., стр. 58). Все мои представления о снах описаны в ней. Нет смысла повторять их.

 

      - Я видел фотокопию знаменитой картины Халил-Бега Мусаясул под названием «Ностальгия». Это его родной аул Чох, занесенный тюремной заградительной колючей проволокой. А на этой проволоке сидит и чирикает воробей. Великий художник, похороненный в США, не имея ни малейшей возможности приехать на родину в тот сталинский период, тосковал тяжело по родине. Об этом же говорят его письма, письма его жены. Без грусти в сердце невозможно их читать. И песню этой птички, что на картине, мужественный и красивый дагестанец назвал своей песней о родине. Ты ведь тоже не был уверен в своем возвращении на родину? Из многих своих стихов и поэм, какую бы ты назвал песней своей ностальгии по родине?

 

     - А вот о картине «Ностальгия»  и ее авторе  Халил-беге Муссаясул  стоит побеседовать. Через племянников художника я был заочно знаком с его вдовой Жероме. Она прислала мне даже свою поэтическую книгу. В свою очередь я посвятил ей стихотворение «Судьба». Оно было написано мною почти  за двадцать лет до собственной эмиграции. И  какое же было мое удивление, когда в своем же стихотворении обнаружил и себя самого параллельно с  Халил-бегом в его трагической судьбе. Перефразируя известное изречение, скажу: поистине пути поэзии  неисповедимы.

   Да, действительно, я  тоже не всегда был уверен в своем возвращении. Особенно это чувство усиливалось, когда солидные вроде люди безоглядно обливали меня через СМИ небылицами и обзывали  предателем так же, как они же в свое время пустили в ход этот  же эпитет по отношению к Халил-бегу и имаму Шамилю. В таких случаях ностальгия (сам не однажды испытал на себе) усиливалась до сумасшествия. Конечно же, это не может не повлиять и на творческий процесс. Поэтому, видимо, у меня накопилось достаточно много песенных строк с подобным настроением.

 

      - Ты человек свободы и свободомыслия. К тому призываешь и остальных. Это верно. Но что делать, если человек не может и не хочет быть свободным? Если человек чувствует себя комфортно в рабстве, когда он согбенно кланяется своему начальнику, если человек ощущает оргазм, когда его топчут грязными сапогами? Иной способен, как последний трус, из-за угла выстрелить в беззащитного. А подойти и предъявить претензии при свидетелях, высказаться публично не может. Такие не способны оскорбляться и пригласить к барьеру охамевшего самодура. Нигде ведь не преподают уроки чести, уроки свободы. Как стать свободным независимо от режима, атмосферы в обществе и т.д.?

 

      - Кто искренне верит и служит Творцу, тот никогда не будет чувствовать комфортно в рабстве. А уроки чести и свободы нам преподали на веки веков наши предки. Кто их не помнит, тот останется вечно зависимым от режима, атмосферы в обществе и т.д.

 

Категория: книги | Добавил: saidov-ak (23.12.2007)
Просмотров: 620 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz