Четверг, 17.08.2017, 16:49Читайте, комментируйте, спрашивайте.
Главная » Статьи » книги

Диалоги с Адалло-2, ч.20

 Наличие свободы слова не всегда показатель степени демократичности того или иного государства. В современном мире накоплен огромный опыт манипулирования средствами массовой информации. В связи с этим я хотел бы прочитать тебе отрывок из статьи Ибрагима Абдуллаева “Почему птица поет или что такое свобода?”. Она была опубликована в газете «Дагестанцы” №2 от 2007 года:

“На первый взгляд кажется невероятным, что в Дагестане в 21 веке могут существовать остатки “генетического” рабства, - пишет И. Абдуллаев. – Но давайте порассуждаем. Как известно, в Дагестане до имама Шамиля существовали люди, которых называли лагъами, райятами, кули, то есть, людьми “низкого” происхождения. Чаще всего это были дети или внуки (а может и правнуки) тех, кто был захвачен в плен нашими воинственными предками. Они или работали на хозяина, или, освободившись, заселяли отдельные хутора. Но вплоть до октябрьской революции они не принимали никакого участия в общественной жизни джамаатов сел, собраний и съездов вольных обществ, наибств или округов. Только октябрьская революция фактически дала им полную свободу и все права. Но даже и сегодня, когда молодое поколение, живет по своим законам, старые люди с осуждением говорят, когда какой-нибудь сын «уважаемых” родителей хочет жениться на девушке из “хъазахъ”-тухума. Исходя из собственных критериев или неосознанно, старые люди не горят желанием породниться с теми, кто в прошлом принадлежал к рабскому сословию. Почему же так происходит? Ведь Бог создал всех людей равными и всех нужно уважать одинаково. Одна из версий звучит так. За редким исключением, люди, долгое время жившие вне поля свободы, изменяются по характеру и по образу жизни. У них особая психология, которая незаметно передается из поколения в поколение. Они, как бы чувствуя свою неполноценность, ведут себя как-то иначе, можно сказать беспричинно напористо и агрессивно по отношению к окружающему миру. Им кажется, будто весь мир настроен против них, и они по любому поводу (как бы обороняясь) ощетинившись, бросаются с вызовом на защиту своего якобы оскорбленного достоинства, как бы доказывая всем, что они тоже люди. Или они ведут себя слишком тихо, стараются быть незаметными среди окружающих. И как бы мстя за свою ущемленную внутреннюю свободу, всегда готовы исподтишка совершить любую пакость, особенно по отношению к тем, у кого в явном виде присутствует спокойное уверенное независимое достоинство. Вирус рабства, въевшийся в их сознание и души, не позволяет им подняться до морали свободного человека. Многие запреты, скажем, табу, которые  являются естественными для поколения узденов и дворян, они без угрызения совести переступают, то есть нарушают, и тем самым легко приспосабливаются к нормам и правилам так называемого криминального «дикого” капитализма. Кое-кто может возразить, утверждая, что некоторые потомки узденов и дворян тоже не отстают от них. Да, это тоже правда. Здесь нужно отметить и «заслуги” октябрьской революции. Поставив на один уровень, в один ряд бывшего раба и свободного человека, казалось бы революция сделала благое дело. Это было бы в крайней степени благородно, если бы раб, осмыслив свою свободу, стал бы таким же, каким был свободный человек. Но история есть не то, что мы хотели бы, а то, что в действительности случилось. Наша «родная” советская власть день за днем, год за годом в своей изуверской практике постаралась превратить того самого раба в хозяина, ничуть не изменив  его психологию, а свободного человека – принизить, снизить, унизить до состояния нового рабства. Таким образом, в нашей стране возникло новое поколение “негенетических” рабов”.

  

     - Давно слышал я, будто бы тебя хотели назначить главным редактором аварского вещания радио «Свобода». Поступали ли тебе подобные предложения?

 

      - Чтобы ответить на этот  твой вопрос,  мне придется заглянуть в свой архив. Подожди, пожалуйста, одну минуту. Вот оно – текст моего обращения к «Кавказ-орг»: «24 апреля 2002 года вы поместили у себя статью журналиста Н. Абдулаева, работающего в газете «Moskow Times» в Москве – «Свобода» будоражит Дагестан». В этой статье, со слов дагестанского ученого Кисриева, он пишет, что находящийся в эмиграции за рубежом поэт Адалло в свое время претендовал на место в радио «Свобода». В связи с этим заявляю, что такого желания я лично никому не выражал. Правда, ко мне поступила  информация из Конгресса США о том, что он выбирает именно меня для работы в «Свободе». В это самое время СМИ Дагестана подняли большую шумиху вокруг моего имени и распространяли через специально отпечатанные листовки и «агентов влияния» новую волну всяких небылиц и сплетен. А для чего это делалось, нетрудно догадаться».

      В «Кавказ-орге» мое заявление  не опубликовали и даже о его поступлении к ним не сообщили.

 

      - В Сирии мой друг поэт- переводчик и травматолог Массух курирует раздел литературы и искусства в журнале «Родина». Особый его интерес – культура, история, поэзия Кавказа. Можешь ли подготовить свои материалы для этого журнала?

 

      - Мухаммад, прошу тебя, сообщи своему другу Массуху, что я с огромным удовольствием подготовил бы материал для его журнала, но в ближайшие два года  мне не до них – буду занят только работой над ответами на вопросы его друга Абдулхабирова.

 

       - Мне представляется чрезвычайно важным издание антологии аварской поэзии с публикаций «главных» стихов всех ушедших поэтов, в том числе и из зарубежной диаспоры. В этом отношении колоссальную работу проводит Евгений Евтушенко, который собирает биографии и стихи русских поэтов от стародавних времен по сегодняшний день. Нет ли у тебя желания и времени для выполнения этой эпохальной работы?

 

     - Евгений Евтушенко чуточку позже меня (на  лет 15) начал эту работу. Еще в 1992 году в журнале «Имамат» были впервые опубликованы произведения из моей личной «Антологии аварских поэтов». В нее входили все наши давнишние и нынешние поэты, кроме одного – меня. К сожалению,  журнал по неизвестной мне причине прекратил свое существование, и «Антология» осталась в моем столе. По возвращении из эмиграции я ее на месте не нашел.  Если я пока жив и здоров, установится благоприятная погода (что маловероятно), возможно, приступлю к восстановлению ее по памяти. Действительно, дело это важное!

 

      - Мне посчастливилось побывать в Вологде, доме-музее талантливого поэта Руси, твоего друга, переводчика, сокурсника Николая Рубцова, человека с трагической судьбой. В жизни не очень-то с ним считались. И публиковали его от случая к случаю. Ныне много добротных изданий его стихов и вспоминают о нем часто. На Руси зачастую поэты получают признание посмертно. Пожалуйста, расскажи о своем друге, незабвенном Николае Рубцове как о поэте и личности.

 

     - Как-то мы с Рубцовым беседовали о том, что является важнейшим в поэзии. “Прежде всего искренность, – сказал я, - без нее и радость и печаль будут звучать лживо.  В тот же день Николай вручил мне перепечатанный на машинке следующее свое стихотворение:

                                       О чем писать?

                                       На то не наша воля!

                                       Тобой одним

                                       Не будет мир воспет!

                                       Ты тему моря взял

                                       И тему поля,

                                       А тему гор

                                       Другой возьмет поэт!

                                       Но если нет

                                       Ни радости, ни горя,

                                       Тогда не мни,

                                       Что громко запоешь,

                                       Любая тема –

                                       Поля или моря –

                                       И тема гор –

                                       Все это будет ложь!

 

      А познакомились мы с Николаем впервые в 1960 году в достаточно комичной обстановке.

      После летних каникул на второй курс Литературного института я приехал с опозданием на несколько дней. Комната, в которой я жил, находилась на третьем этаже общежития. И жил я в ней один.  А на этот раз обнаружил, что еще кого-то подселили ко мне. Мне это очень не понравилось. Пришлось подождать, пока не придет новосел. Если попрошу, может он сам уйдет в другую комнату, подумал я и решил пойти по делам в город. Вернулся  поздно ночью. И вот что я увидел: настежь открыта дверь, в комнате стоит табачный дым, как говорят, топор можно вешать. Сквозь него я с трудом увидел прямо  в одежде и обуви лежащего на кровати пьяного, а на моей кровати хозяйски расположился другой, тоже изрядно выпивший. Не замечая меня, сидит, курит и плюет на пол. Уважаемый, - обратился я к нему, подойдя поближе. – эта кровать принадлежит мне, я очень устал и хочу спать, пожалуйста, идите к себе. После этого он спокойно встал и, слава Богу, шатаясь побрел по коридору. Проветрив комнату, лег  спать и я.

      Проснувшись рано, я увидел, что новосел торопливо приводит комнату в порядок. Видимо, не хотел выглядеть неряхой перед другим человеком. Поэтому я притворился спящим и незаметно следил за ним. Это был молодой человек небольшого, но крепкого телосложения и начинающаяся его лысина тоже бросалась в глаза. Осторожно и бесшумно работал он, разумеется, чтобы этот незнакомец, т.е. я, некстати не проснулся. Все же он задел что-то и от этого упавший стакан со звоном разбился на полу. И, естественно, тут же я открыл глаза.

     - Приветствую вас! – сказал ему я, зевая и растягиваясь.

     - Здравствуйте! Извините, пожалуйста, я случайно разбудил вас.

     - Ничего, ничего! Уже пора похмелиться…

     - Как, похмелиться?! Что, вы тоже дрябнули вчера?

     - Еще как!

     - Так, Адалло – это ты?

     - Да, я. А тебе что, кто-то говорил обо мне? (тут же мы перешли на «ты»).

     - Комендант общежития велел заселить меня в эту комнату. Он еще сказал, что мы с тобой одного дерева плоды.

     - Очень приятно! В связи с этим  заявлением  коменданта мы с тобой сегодня устроим здесь великолепный фейерверк. Как я догадываюсь, ты только что поступивший, салага, значит?.. Тебе и бежать с этим пятаком в магазин. Это для старта, а там видно будет.

      Вот такая была моя первая встреча с Николаем Рубцовым. Я его уже не просил перейти в другую комнату и целый год жили вместе там же. Хотя потом дали отдельные комнаты, часто посещали друг друга. С нами бывали Василий Белов, Анатолий Передреев,  Анциферов… После смерти Николая Рубцова прошло почти тридцать лет, давно  умерли Анциферов и Передреев. Василий Белов стал даже депутатом Верх. Совета СССР. В последнее время я почти ничего не слышал  о нем. Многие считали его большим писателем. Очень грустное письмо получил однажды от него. Оно храниться у меня.

      Слышал, что Рубцову в Вологде воздвигли памятник. Изданы  о его творчестве научные труды и книги воспоминаний, созданы его музеи и фонды…

      В долгие годы эмиграции утешением для  меня был интернет. Однажды совершенно случайно на экране компьютера появился сайт Рубцова. Конечно же, я очень обрадовался этому и начал читать все, что там напечатано. В книге Нинель Старичковой «Наедине с Рубцовым» появилось и мое имя. Вот  что писала Старичкова: «Никогда заранее не предвидишь, с какими мыслями, в каком настроении придет Рубцов. На второй день вечером пришел усталый и почти с порога: «Ты знаешь, кто такой Адалло? И тут же сам отвечает: «Это – поэт, мой друг, он воспевает горы. А я – поле и море. О поле я много написал, а о море мало. Но я и о море напишу. Каждый поэт пишет о своем.

     «А о Анциферове ты слышала? Это тоже мой друг. Он умер. Мы вместе пили. Такая огромная бутылка была (показал руками).

      Раз такая, - представила я, то это четверть, не меньше.

      «И мы всю выпили. Он после этого умер, а я вот жив. Наверно я сильнее.

      «У меня много друзей, - начинает он снова, - Анатолий Передреев,  Николай Старшинов, Глеб Горбовский (помолчал). Да все поэты – мои друзья!».

      Эти строки Нинель Старичковой напомнили мне о молодости. Более чем через сорок лет они мысленно свели меня в далекой, чужой и незнакомой стране с истинным русским  поэтом Николаем Рубцовым и нежное дуновение воспоминаний обдало мое сердце тихой печалью.

      Хотя  достаточно долго жили вместе, встречались часто, ни он мне, ни я ему никогда не читали свои стихи и вообще не говорили о них. Мы просто ощущали и этим обогащали друг друга. И творчеством других также особо не интересовались – знали мы, кто чего стоит. Могут спросить – на чем же строилась ваша дружба? Она строилась на том, что каждый из нас по-своему верил в существование единого для всех Творца. Из-под своей подушки он часто вытаскивал старую икону и долго-долго разглядывал ее. На следующее утро после одной большой вечеринки Николай не нашел икону на месте. Кража ее обернулась для него настоящей трагедией. Он пил и мрачнел. Через какое-то время он перестал пить, превратился в мягкого и внимательного человека. Он искренне уважал меня, и я отвечал ему тем же. Наша дружба была основана, повторяю, на любви к единому Творцу и ненависти к бездарям разнообразных мастей.

      Случайная встреча с Николаем осенью 1966 года запомнилась на всю жизнь. (сорок лет тому назад!). Вместе с женой, в сумерках, я шел по направлению к четвертой Тверской-Ямской улице, где в одном из домов была наша квартира. Проходя мимо кафе кино-театра «Россия», я вдруг увидел  сидящего там с какими-то ребятами Николая. Случилось так, что тут же и он увидел меня. Немедля выскочив из кафе, он начал тащить меня с женой туда же. Мне удалось убедить его отпустить нас, и тогда: «Адалло, подожди меня ровно две минуты. Уйдешь, обижусь!» - сказал он уходя и вернулся даже раньше обещанных двух минут. Сунув в карман моего плаща бутылку коньяка «Дагестан», Николай сказал: «Когда будешь с кем-нибудь пить эту бутылку, считай, что я сижу рядом с тобой и пью за твое здоровье». Увы, не знал, что это была последняя моя встреча с ним на этом свете!

 
Категория: книги | Добавил: saidov-ak (23.12.2007)
Просмотров: 598 | Рейтинг: 0.0/0 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz