Вторник, 23.05.2017, 18:16Читайте, комментируйте, спрашивайте.
Главная » Статьи » книги

Диалоги с Адалло-2 ч.5

  - Какова же была реакция чиновников и общественности на это твое заявление?

 

     - В Союзе писателей Дагестана под председательством Р.Гамзатова шло заседание правления. На него были приглашены все члены Союза писателей. В качестве гостей присутствовали                   некоторые чиновники республики, композиторы, артисты, журналисты телевидения, радио, газет, журналов. Словом, более подходящего места и времени для своего заявления о выходе из членов Союза писателей СССР я не смог бы найти. Поэтому, улучив в разгаре заседания удобный момент, я встал и попросил предоставить слово для выступления. Будучи не совсем уверенным в получении его (такое бывало не однажды) я тут же громче, чем обычно, заявил о своем решении. Видимо, от неожиданности, все остолбенели. Образовалась пронзительная пауза. И я,  пока они еще не успели переварить услышанное, подняв на прощание руку, удалился из зала заседания.

    Я прекрасно понимал, на что иду и представлял все возможные  лично для себя последствия такого шага. Ведь из двенадцатитысячной армады членов СП ни разу ни один добровольно не вышел из него. Даже высланные когда-то из СССР и после «перестройки» вернувшиеся, так называемые, диссиденты слезно просили восстановить свое членство в нем. Единственный В. Астафьев, с кем я часто общался во время учебы в Литинституте и после, заявил, что он больше никогда не вступит в какие-либо союзы или партии. Он сдержал свое слово до конца и умер, завещав всему русскому народу покаяться. Вот его слова: «Нам нужно покаяние. Всем нам, всему  русскому народу». (Еженедельник «Аргументы и факты», № 49. 2001 год).

   И я со своей стороны считал выход из этой организации прежде всего личным, но публичным покаянием за то, что находился более двадцати лет в ее членстве. Был я уверен также в том, что моему примеру последуют и другие, которые часто захаживали ко мне и исподтишка выражали даже возмущение происходящим там. Вот уже более пятнадцати лет я являюсь свободным писателем, а они все еще тянут ту же лямку. Ни внешняя форма, ни внутреннее содержание этой организации нисколько не изменились, а продолжают существовать благодаря поддержке властей. Кстати, настоятельно рекомендую тебе найти книгу Семена Липкина «Декада»… Она была опубликована в двух номерах журнала «Дружба народов» (№№ 5 и 6 за 1989 год) и издана отдельной книгой 50 тыс. тиражом. В ней речь идет именно о Союзе писателей  и властях Дагестана.  У нас ни книгу эту, ни номера журнала «ДН», где она была опубликована, не найдешь.  Поступившие в республику экземпляры (5 тыс.) были, говорят, уничтожены. Прочитав эту книгу, я не сомневаюсь, ты на все сто процентов оправдаешь пятьнадцатилетней  давности мой тот поступок. Даже власти, даже сам Союз писателей ни тогда, ни позже за это меня не осуждали. Они выбрали правильную тактику – умолчание. Ленин ведь  их учил: « Уметь пойти на всякие уловки, хитрости, нелегальные приемы, умолчание, сокрытие правды» (Ленин, ПСС, т. 4.). Правда, многочисленные независимые газеты тех лет не прошли мимо этого факта. Они в основном писали в следующем духе: «И если в последние десятилетия в Дагестане не было фактов физического уничтожения писателей, то лишь потому, что их давно уничтожили духовно – превратив в рабов-ремесленников,  выполняющих разрушительную работу над психологией общества. В конце концов они и сами превращались в убогие ничтожества с рабской психологией». Или – «Конфликт в Союзе писателей показывает, что мафиозные кланы в Дагестане складываются отнюдь не по национальному признаку. И Р. Гамзатов, и благородный поэт Адалло - оба аварцы, но они, по сути, являются антиподами» - вот фразы из одного письма. Оно -одно из множества поступивших в редакции газет и радио: «Уважаемый Адалло! Я и мои друзья высоко ценим Ваш мужественный поступок. Вышлите мне, пожалуйста, Вашу фотографию с автографом. Она будет бесценной семейной реликвией в моем доме. С огромным восхищением Магомед-Расул Шапиев, студент ДГУ».

   

     - Когда я работал в Черноморском технологическом университете (Трабзон, Турция), то был приятно удивлен поистине огромным почитанием в Турции имени и деяния имама Шамиля. О нем в Турции написаны книги, а в турецкой энциклопедии более десяти страниц (!) посвящены шейху (так называют там имама Шамиля). Каковы ныне  отношения в Турции к Шамилю?

 

      -  О популярности имени имама Шамиля в мире общеизвестно. Особенно его почитают во всех мусульманских странах, в том числе и в Турции. И ныне почтение это, на мой взгляд, не спадает, а наоборот, всюду еще более возрастает. Почему? А потому, прежде всего, что он был на все сто процентов строжайшим  последователем Пророка Мухаммада (с.т.а.с.), жил и действовал только по Корану и Хадисам,  – праведно, справедливо, честно, открыто, мужественно. Его борьба была угодной Богу и ущербной дьяволу. Возрастающее повсюду в наше время почитание его имени – явление естественное, ибо жестокие события, происходящие в Афганистане, Ираке, Палестине, Ливане, да и в Чечне, постоянные угрозы в адрес Ирана и Сирии, задавленное состояние почти всех мусульман планеты, не могут не напоминать народам о своих героях прошедших времен, прежде всего, имен  таких гигантов, как Шамиль, Абдул-Кадыр  и асхабы пророка.

      Я знаю, Мухаммад, ты большущий патриот Российской Федерации. Ты, конечно, был бы рад, если все мусульмане планеты (их количество, кстати, не полтора, а два с лишним миллиарда) станут истинными друзьями ее. Для того, чтобы такое великолепие свершилось, не требуется ни  экономических, ни политических, ни военных средств или усилий. Всего-то нужно человеческое, гуманное, демократическое отношение к имени и подвигу имама со стороны властителей. Вот и все! Но при этом желательно, чтобы власти  признали геноцид аварского и других народов Кавказа, совершенного Российскими императорами и ее же  атеистическими вождями, исполнителем которого всегда и всюду нам представлялись как русские, хотя и русский народ сам тоже страдал от этих репрессий. Ведь ими (императорами и вождями России) было беспощадным образом уничтожено более половины нашего народа и почти вся наша письменная культура. Если власти России вдруг трезво отнесутся к нашему предложению, то это уже стало бы невиданно-приятным чудом для всех землян. И имя великого имама Шамиля, несомненно, стало бы символом дружбы, прежде всего, народов России со всеми народами мусульманских стран.

      Имама Шамиля в разное время считали то анлго-турецким шпионом, то чечено-ингушским волком, то великим демократом (Маркс), то просто бандитом и дикарем…  Странно, что официальная власть России до сих пор не дала оценку деятельности имама Шамиля. Все это не украшает Россию в глазах мусульман.

 

      - Адалло! Ты, пожалуй, единственный дагестанец, который начинал ознакомление с новыми городами или странами с посещения кладбищ и поиска дагестанцев, похороненных там.

 

      - Действительно, где бы мне ни приходилось побывать, знакомство со страной или городом я начинал с кладбищ. Меня интересовали соотечественники, по той или иной причине навсегда оказавшиеся на чужбине. Разумеется, будучи в первых списках Интерпола со статусом международного террориста, в первое время эмиграции я тоже не мог даже допустить мысль  о возвращении. Следовательно, я должен был знать, как и по каким правилам жили мои предшественники. Я считал себя обязанным  принять правила их поведения и пока дышится, жить по ним.

      Много. Очень много могил аваров и не только – даргинцев, лакцев, лезгин и др., разбросаны по всему Ближнему Востоку. Есть даже компактные кладбища наших земляков, например, в Стамбуле.

 

      - Пожалуйста, поведайте об именах и деяниях тех, которые сберегли Дагестан в своих сердцах, но не имели никакой возможности побывать хотя бы раз на своей исторической родине?

 

      - Называть имена даже очень известных в прошлом как на родине, так и на месте мухаджирства, наших земляков нам с тобой потребуется немало времени. Кроме того, мне не хочется кого-либо выделить, ибо все они заслуживают глубокого почтения не только с нашей  стороны,  но  и со стороны тех народов, среди которых они жили. Оказавшиеся на чужбине, наши  люди никогда не падали духом, их поддерживали глубокие знания аятов Корана, Хадисов Пророка (с.т.а.с.).  Крепкий иман и постоянные думы о родной земле еще больше укрепили в них несгибаемость:

 

                                            И стойким быть, и терпеливым

                                            В несчастье и в страдании своем

                                            Во все минуты страха и смятенья,

                                            Таков лик праведных –

                                                            Предавшихся Аллаху!

                                                                              Коран. 2:177

 

      - Что мы должны делать, чтобы возвратить, хотя бы посмертно, их имена Дагестану?

 

      - Самые большие наши диаспоры находятся в Турции, Сирии, Саудовской Аравии, даже в Германии и Франции. Например, в Турции есть такие, как Керечкой, Гунейкой, Армуткой, Учтепе и другие чисто аварские селения. Среди выходцев из этих сел и городов (в Стамбуле, например, проживают около тысячи семей аваров), встречаются немало представителей турецкой интеллигенции  аварского происхождения. Есть ученые, есть и писатели. Очень известны там Джафар Барлас и Ахмад Чинар. Почему бы не пригласить их в гости к нам в Дагестан и побеседовать с ними как раз на эту тему?

 

      -  Отличное предложение. Организовать вечер знакомства с их творчеством. Не собираешься ли ты издавать книгу о них?

 

      - На эту тему я уже написал две большие повести в стихах – «Камни Сарат и горка Гарима» и «Мурли Урадияв, его сын и…». Но ни эти,  ни другие мои зарубежные произведения  у нас пока чисто по банальным причинам не изданы. Да и сам я не стремлюсь их толкать в печать потому, что не вижу у нашего народа ныне особого рвения к чтению.

 

      - Ты, по большому счету,  не политик, но ты всегда оказывался втянутым во все постперестроечные политические процессы в России, на Кавказе и Дагестане. Как это происходило и зачем тебе это надо было?

 

      - Во-первых, ты прав, я, действительно, не только по большому, но и по малому счету не политик. Когда-то  газета «Московские новости» писала, что, мол, Адалло, пользуется уважением за честность и бескомпромиссный характер, но его считают слабым политиком. Я на имя редактора этой газеты тут же отправил  письмо, в котором категорически заявил, что я политик не слабый, а… вовсе не политик. Во-вторых, ты не прав в том, что я был втянут во все постперестроечные политические процессы в России, на Кавказе и Дагестане. Уверяю тебя, меня никто, никогда и никуда не втягивал. Во все эти процессы меня привели личные убеждения и собственные жизненные позиции.

      Говорят, что не ошибается тот, кто ничего не делает. Как раз ничегонеделание и является главной ошибкой человека. Как многие, я не мог сидя на кухне смотреть телевизор и слушать информации о взрывах,  похищениях, убийствах, грабежах, столкновениях и т. д. Я должен был что-то делать. И это несмотря на то, что могу совершать свойственные обыкновенному человеку ошибки. На этом свете со времен Адама вряд ли кому-либо, кроме Пророков Всевышнего, удалось прожить  жизнь без ошибок… «Я не могу спасти мир, я не настолько наивен,    говорил мне  один журналист, –   однако иногда наступает мгновение, когда нельзя оставаться в стороне от происходящего вокруг». Как этот журналист, так и я, не видел для себя никакой более подходящей роли, чем роль возмутителя общественного спокойствия, противостоящего всем тем, кто воспринимают события так, как им это удобно. Вот поэтому, наверняка, я всю свою жизнь и посвятил борьбе с несправедливостью в обществе, за что и в коммунистические времена мне нередко перепадало от власти.
Категория: книги | Добавил: saidov-ak (23.12.2007)
Просмотров: 502 | Комментарии: 3 | Рейтинг: 5.0/1 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz