Суббота, 24.06.2017, 01:26Читайте, комментируйте, спрашивайте.
Главная » Статьи » Актуальная тема

Возвращаясь к последнему имаму Гоцинскому

КО ВСЕМ КАВКАЗСКИМ НАРОДАМ!

Я, Нажмуддин Гоцинский, далекий от мысли опираться на свои силы, опирающийся на силу Аллаха; когда я отправился на Андийскую гору, там ко мне собралось бесчисленное множество народа: чеченцы и другие кавказские народы. Они меня избрали имамом и постановили подчиняться всем моим повелениям. Я им сказал: «Если так, то вернитесь к себе, усвойте себе все то, что является обязанностью каждого мусульманина, остерегайтесь преступлений, запрещенных Всевышним: убийства, воровства, разбоя, грабежа, подчинитесь своим алимам, соберите войска, способные охранять свободу и шариат, дайте свободу вероисповедания всем христианам и другим иноверцам и не причиняйте врела русским войскам, давшим нам свободу». Когда же я вернулся в Анди, по совету моих единомышленников, большинство собравшегося там народа нашли лучшим назвать меня Шейх-уль-исламом или муфтием, это было сделано для того, чтобы мусульмане и русские, не бывшие в курсе этого дела, не подумали, что с избранием имама нарушатся мирные соглашения между русскими и мусульманами. Дело обстоит не так, главнейшая цель - следующая: установить еще теснее взаимоотношения между нашими и русским народом, устранить всякую возможность беспорядков и столкновений между ними. Кроме того, есть еще причина: многие учившиеся в русских училищах мусульмане, не соблюдая уважения к шариату, пошли против заветов пророка Мухаммеда (с.а.а.в.), объявляя беззаконным многоженство и давая право замужним женщинам разводиться с мужьями для того, чтобы обзавестись другими мужьями. Поэтому, для охраны шариатской неприкосновенности, для борьбы с его нарушителями и для применения в жизни законов шариата, требуется один духовный глава. По этим причинам и по причине опасения за шариат и порядок собравшиеся от каждой губернии Кавказа умные представители, уполномоченные от своих губерний и народов, просили меня принять на себя духовное главенство. Они обещались мне подчиниться, как охраняющему шариат и их народы избрали меня.

Если будем говорить о том, как меня называть, то самое лучшее название, которое я хотел бы себе присвоить – это пастух. И не будь этих важных причин и необходимости моего посредничества, я бы не дал согласие ни на какие просьбы принять такое звание. Поэтому я дал согласие и по моим силам готов работать для шариата и для народов, придерживающихся его, готов пожертвовать своею жизнью, имуществом и семьей.

Ввиду этого, эй, алимы Кавказа и других областей, эй, вы, шейхи, представители городов, сел, умные, ханы, молодые мужчины, храбрецы, богачи, губернаторы, верующие в Бога и в Его Страшный Суд, надеющиеся встретиться с Богом, почитающие Святой Коран и Каабу, я вас призываю от имени Ислама, помогите мне по мере ваших сил в этом ответственном деле: алимы – званием, шейхи – молитвой и советами, разумные – умом, богатые – имуществом, смелые – храбростью, доктора – медициной, инженеры – технической наукой, все провессионалы – своей профессией. Помогите мне все!

Люди, которых слушаются народы, пусть ходят по городам и селам и увещают народы, и учат их.

Возможно следующее: в народах есть такие люди, которые, не признавая шариата, удовлетворяются одним присвоенным себе званием мусульманина. Они не знают, что если они будут отвергать хотя бы одну букву шариата, они уйдут далеко от религии и выйдут из числа мусульман, если даже они ночи напролет будут проводить в молитвах.

Шариат имеет свои определенные границы и законы. С помощью Бога назло этим отступникам мы будем вводить шариат, ни на букву не отступаясь, вводить в его в неприкосновенной и незыблемой целостности.

Отныне пусть народы, взявшие на себя обязанность охранять шариат и свободу, организуют шариатский строй, а для расходов на этом пути – сарматские казначейства. Пусть занесут в алфавитные журналы имена лиц в народах, взявшие на себя охрану шариата и свободы, определят руководителей и администраторов.

Эй, кавказские мусульмане! Не причиняйте вреда и ущерба иноверцам, грузинам, русским и евреям. Уважайте соседство. Если между ними есть такие лица, которые враждуют и не отступают от этого, то дайте им небольшой срок. Возможно, они одумаются, а если не опомнятся, то дайте им должное возмездие. Эй, кавказский народ! Шафииты, ханафиты, шииты, находящиеся на юге и находящиеся на севере! Все вы братья друг другу! Объединяйтесь и не разъединяйтесь! Если вы не объединитесь, то ваша сила будет незначительной, не отступайте от единства! Того, что есть на севере, нет на юге, один из вас богат наукой, другой – умом, третий – смелостью, выносливостью, пусть каждый из вас даст другому свои силы. Недостаток одного пополнит другой. Будьте бдительны в это опасное время. Один Бог знает,  какое нас ждут будущее! Я боюсь, что спящие возбудят пробуждающую их тяжелым ударом безрассудную слепую анархию. Тогда спящим будет горько, и сон их не принесет им пользы.

Повелитель правоверных, да будет благословенно его имя, сказал: «Умный человек думает о бедствии, пока оно не совершится, тогда для него это бедствие не является неожиданностью, и он его не боится, так как он подумал о нем заранее».

Мое последнее слово к вам, эй, мусульмане! Я – человек, явившийся для воскрешения умершей части шариата. Не добиваюсь ханства. Я не облачаюсь ни в какой иной «аба», кроме как в рубище раба. В этом деле я призываю вас помочь мне. Тот, который отступится от помощи мне, явится на том свете моим врагом перед Страшным судом. Если же между вами будет человек, который скажет, что не будет подчиняться пастырю (т.е. самому Гоцинскому – М.Д.), я ему отвечу: «Если для этого есть другой подходящий и готовый для этого дела пожертвовать своею жизнью, то я первым подчинюсь ему и беспрестанно буду чистить ему ноги». С этим моим воззванием я обращаюсь не к одному народу, а ко всем мусульманским народам, куда только оно не дойдет, и я их призываю приложить все силы к оживлению шариата. Вас-салам ва калам Да пошлет нам силы Всемогущий Аллах!

Нажмуддин.

Опубликовано в газете «Джаридату Дагъистан».

10 сентября 1917 г.

Перевод с арабского.

 

 

 

 

В ноябре 1917 года по приглашению делегатов от Чечни Нажмуддин Гоцинский посетил их край, а вернувшись, стал призывать народы к установлению шариата.

 

1.К НАРОДАМ СЕВЕРНОГО КАВКАЗА!

«Я хочу вам объяснить, как должны быть организованы шариатские суды.

1)      В каждом ауле должно быть по одному шариатскому суду.

2)      В каждом окружном суде должно быть по одному представителю от каждого участка, избираемому из алимов и умных людей. В этих случаях дела решаются по шариату в полной мере.

3)      В губернских шариатских судах должно быть по одному представителю от каждого округа, выбранные из числа алимов или из справедливых людей. В этих судах дела ведутся лишь по шариату.

4)       Во Владикавказе для всех народов Северного Кавказа будет находиться один Главный Шариатский Суд. Там будет Муфтий всего Северного Кавказа и при нем выборные от всех губерний алимы. Каждый недовольный решением дела в сельском шариатском суде передает его в Окружной суд, недовольный его решением, передает дело в губернский суд, недовольный его решением – в Главный Шариатский Суд.

Долг сельских кадиев – приложить все усилия к тому, чтобы судебные решения были согласованы с незыблемостью шариата, чтобы быть осведомленным о честности или двуличности свидетелей, чтобы поучать народ религиозным догмам и обязанностям. Если кадии не будут идти  по этому пути, то нельзя будет вознести шариатские суды на должную высоту.

Кроме этого, сельские кадии должны разъяснить народу, что каждому, кто не доволен сельским шариатским судом, не подобает тотчас искать справедливости у муфтия. Этого нельзя ни в коем случае допустить. Если это допустить, то каждый день перед воротами Главного Шариатского Суда будет собираться не менее тысячи человек, и не хватит никаких сил для рассмотрения всех этих дел».

 

 Подпись: Муфтий Северного Кавказа Нажмуддин.

 

 

2.К КАВКАЗСКИМ НАРОДАМ!

Я, как Глава Шариата, повелеваю всем сельским кадиям: пусть они поучают народы догматам религии в условиях, предписываемых для соблюдения поста и подаяния (закята), и другим обязательным установлениям шариата. Пусть в каждом селении поставят людей, берущих на себя соблюдение шариата и пресечение преступных деяний дурных людей. Всем лицам, поставленным у власти в селениях, участках, округах и губерниях, вменяется в обязанность соблюдение шариата, содействие кадиям. Если же они будут препятствовать представителям шариатских дел, мешать направлять народ по шариатскому пути, то им нельзя быть руководителями мусульман, и мусульманам нельзя их выбирать.

Довожу до сведения народа: я буду применять шариат в полной мере до смертной казни и отсечения рук провинившимся. Для наблюдения за шариатскими делами в каждой губернии назначу компетентных людей. Сейчас я занят более важным делом – организацией шариатских войск. В этом отношении долг сельских кадиев – вести запись людей в шариатских войска. Вести их учет и доводить все это до сведения Главного шариатского управления во Владикавказе на мое имя или на имя Тапы Чермоева. Пусть кадии постараются привлечь как можно больше народу  в эти войска. Пусть они записывают в эти войска лишь заслуживающих доверия, честных людей. Если окажется селение, не принимающее шариата и способствующего развитию воровства, то я отлучу эти селения от мусульман и пошлю туда войска.

 

Подпись: Шариатский Глава Северного Кавказа, Дагестана и им подобных губерний и областей Нажмуддин.

 

 

3.ОБРАЩЕНИЕ К МУСУЛЬМАНАМ,  К БОГАТОМУ И БЕДНОМУ, УЧЕНОМУ И НЕУЧЕНОМУ, ЧЕСТНОМУ И ПОРОЧНОМУ

Вы, знаете, даст вам Бог милость, я – один из рабов Божьих. Я поучил некоторые науки. Я обучался, насколько хватало моих сил, светским и духовным наукам, и многих алимов обучил я сам. В этом заключалась моя цель: принести пользу мусульманской нации и сохранить шариат. Вы знаете, я не набрал денег, сделавшись кадием или учителем. Когда я учился и учил народ, мое стремление было направленно лишь к одному Аллаху, но никак не к накоплению богатства. Если бы я стремился к светскому образованию, то русские училища не были для меня недоступными. И если бы я там обучался, то мог бы быть, как другие, инженером, доктором и им подобным, и я бы нашел путь к богатствам светских наук.

Я в возрасте между 50-60 годами; до этих лет я жил, будучи одним из тех людей, которые воздерживаются от соблазнов и излишеств и сохраняют свою честь на должной высоте. Я боролся со всем, что причиняло вред мусульманам, я боролся с теми лицами, стоящими у власти, которые тиранили и насиловали народ.

Но, надеюсь, что известно всякому умному человеку: хакимы, стоящие у власти, за мной следили и называли меня охранником Ислама. Последние двадцать лет я жил в идейной борьбе. Наконец, когда на политическом горизонте взошло солнце свободы, согласованной с шариатом и хурият (революция). Эта свобода освобождает последователей пророка Мухаммеда (с.а.а.в.) от тиранический власти, препятствовавшей им соблюдать шариат, большинство шариатских постановлений, но они (шариат и хурият) не освобождают Божьих рабов от выполнения возложенных на них Божьим Законом обязанностей. Нет такого человека, который мог бы освободить народ от необходимости выполнения Божьих требований и сделать его независимым от Аллаха. Люди всегда останутся действительными Божьими рабами. Аллах воскресит их для Страшного Суда и потребует ответа за содеянное. Эта партия -партия Шариатской Свободы (ПШС) все измеряет с точки зрения Корана. Будь то лица, стоящие у власти, будь то преступники, мошенники в делах брачных или имущественных – для осуждения их деяний ПШС руководствуется Божьим повелением, указанным в Коране, ибо: «Всякий, кто не судит ниспосланным Аллахом Кораном, тот отвержен от меня». Еще Он сказал: «Тот, кто не судит ниспосланным Аллахом Кораном, тот – насильник». И еще Он сказал: «Тот, кто не судит ниспосланным Аллахом Кораном, тот порочный».

Еще есть одна партия среди народа: она понимает свободу, как свободу социалистическую. Эта последняя свобода, освобождая народ от тирании царской власти, одновременно освобождает его и от Божьей власти. Она, социалистическая партия, не может определить в Шариате, что согласуется со свободой, а что не согласуется. Тому причиной- незнание этой партией основ шариата. Но когда свобода расходится с шариатом, то если эту партию спросить: как вы в таком случае поступаете – идете ли за шариатом, или за свободой, люди этой партии отвечают: «мы пойдем за шариатом». При таком положении обстоятельств я считаю большой глупостью разделение мусульман на две партии. Возможно, что эта партия говорит языком одно, а делает другое, и говорит с одной лишь целью подчинить себе народ.

При таких обстоятельствах каждый умный человек должен поразмыслить – кто является отступником от Шариата, возносящие шариат, являющиеся последователями Пророка алимы, или знающие светские натуры, изменившие своей природе люди той, другой партии?

Теперь я перехожу к другому вопросу и довожу до сведения народа: народные представители Дагестана, Чеченистана, Черкессии и других областей Северного Кавказа, ученые-алимы, добропорядочные люди, собравшись, избрали меня Главой Шариата. Они мне давали разные титулы, но я есть лишь раб Божий, ради введения и восстановления Шариата отдающий в жертву свою жизнь, семью и имущество.

Я слышу, что сплетники и враги шариата говорят, будто я силой хочу взять на себя имамство. Это - чудовищная ложь. Я человек, восстанавливающий шариат, отвечающий тем, которые призвали меня к руководству в шариатских делах, соблюдающий шариат, который любят присягнувшие мне народы.

Я тот, который ищет себе замену, избранную народом, способную снять с меня эту тяжелую ношу. Всякому из алимов, кто достоин принять эту мою обязанность, даю десять тысяч рублей в придачу. Кроме того, я слышал, эти люди говорят о моих землях и кутанах. Верно, у меня есть земли, перешедшие мне от моего отца согласно шариату. Мой отец не отбирал эти земли ни у кого силой, он купил их у мусульман, имевших на руках законные документы. Если есть человек, желающий оспаривать эти земли, пусть придет, согласно шариату с нужными документами и я их ему отдам. Еще я слышу, что эти люди говорят, будто я поддерживаю интересы князей, опасаясь за свои земли. Как можно утверждать такое, когда я все земельные вопросы рассматриваю согласно шариату!  Если есть князья, владеющие землями против шариата, то я первым обнажу свой меч против него. Я против таких людей, будь они князья, или уздени. В земельные дела я не хочу вмешиваться. Эти дела я передаю на рассмотрение съезда алимов, куда приглашаем еще и алимов из Бухары, Казани, Крыма, Турции. Все мусульмане должны подчиняться постановлениям этого съезда. Не подчиняющийся является сбившимся с истинного пути, насильником, навлекающим на себя Божий гнев и наказание. Я прошу Исполнительный Комитет созвать в скорейшем будущем этот съезд алимов.

Я слышу, как некоторые группы меня обвиняют в том, что войско, прибывшее с гор, было якобы подкуплено Асельдером Казаналиповым. Позже я разобрался в этом и мне стали известны следующие обстоятельства: некоторая часть богатых мусульман, зная, что наше войско остается в городе голодным, из-за чего могут начаться грабежи, дала войску деньги. Видя это, и евреи собрали три тысячи и принесли мне. Я не принял денег и сказал им, чтобы они отнесли эти деньги тем, кто собирал их для войска. Другие подробности этого мне не известны.

 

Подпись: Нажмуддин.

 

Р.S. «Другую подробность» сообщил Алибек Тахо-Годи в уже цитированной мною книге «Революция и контрреволюция в Дагестане». При всем своем враждебном отношении к Нажмуддину Гоцинскому автор не скрывает восхищения, когда говорит о том, что войско Нажмуддина Гоцинского не совершила ни одного грабежа, ни одного акта насилия. Это позже советско-дагестанские историки будут преподносить четвертого имама кровожадным злодеем.
Категория: Актуальная тема | Добавил: saidov-ak (27.04.2008) | Автор: история
Просмотров: 600 | Комментарии: 2 | Рейтинг: 5.0/2 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]
Copyright MyCorp © 2017
Создать бесплатный сайт с uCoz